Афиша

Крылатского

Погода

в Крылатском

Погода в Крылатском

Пульс

Крылатского

Крылатские холмы

Пульс Крылатского

Блиц-Опрос

Без какого блюда не обходится ваш новогодний стол?

  • Салат «Оливье»
  • «Селедка под шубой»
  • Бутерброды с красной икрой
  • Заливная рыба
  • Утка или гусь с яблоками
  • Ничего из выше перечисленного не готовим
Проголосовать

Архив опросов

Крылатское видео

Видео Значок Views

Район Филевский парк

Автор

Татьяна Белова

Источник

Крылатское.ру

Район Филевский парк

История местности, по которой сегодня проходят границы района Филевский парк, это глубокая древность. Самые ранние археологические находки, например, относятся к бронзовому веку. Более того, было найдено погребение человека с каменными орудиями возле него. По заключению ученых, в этих краях жили древние племена Арии, занимавшие в III-IV тысячелетии до нашей эры среднюю полосу Евразии.

В начале нашего тысячелетия в здешних местах обитали финно-угорские племена, одно из которых населяло Кунцевское городище, расположенное в западной части Филевского парка на правом высоком берегу Москва-реки. Жилища в виде полуземлянок и плетеных шалашей, обмазанных глиной, окружали частокол и оборонительные рвы. Одно из таких поселений было близ Филей.

Примерно в IX-X веках здесь начинают обживаться славяне. На этот счет археологи свидетельствуют: в прибрежной полосе нынешнего Филевского парка в XII-XIV веках хоронили своих соплеменников славяне-вятичи, насыпая на места захоронений большие кучи земли, которые с веками превратились в естественные курганы. Хоронили здесь и христиан. Но это уже было во времена средневековья.

Ученые также отмечают, что первоначально фильская местность была заселена так называемыми свободными общинниками, но, начиная с XIII века, территория постепенно вовлекалась в орбиту княжеской власти. Таким образом, земли становятся административной единицей, получившей официальное название Сетуньского стана.

Как подмечают источники, на рубеже XIV-XV веков эту землю приобрел ростовский наместник из бояр великого князя московского Василия Темного некто Петр Константинович Добрынский, который в 1454 году отписал свои подмосковные владения митрополиту Ионе к Успенскому Собору. Это как раз и было первое письменное упоминание Филей.

А вот на топографических картах того времени село Хвили впервые появилось в XVI веке. Одна из них четко обозначила его местоположение при впадении речки Хвилки в Москва-реку. С западной стороны, судя все по той же карте, Фили соседствовало с селом Кунцево, с востока - Давыдково и деревней Шелепиха. С юга фильские земли «прикрывала» Поклонная гора.

В конце 1520-х годов великий князь московский Василий III пожаловал Фили Федору Михайловичу Мстиславскому, супругу племяннице государя Анастасии. Этот брак как бы вводил род Мстиславских в круг царствующей фамилии. То есть, возникни проблемы у Рюриковичей с престолонаследием, род Мстиславских на равных с остальными кандидатами также мог претендовать на российский трон. И такой момент наступил.

В 1598 году умирает 41-летний царь Федор Иванович, сын Ивана Грозного, не оставив после себя прямого наследника. И сразу в борьбе за престол началась настоящая чехарда. За восемь лет монаршеские символы власти, скипетр, и держава, побывали поочередно в руках Бориса Годунова, его сына Федора и Лжедмитрия I. Когда народ разобрался с последним «царем», то бишь самозванцем Гришкой Отрепьевым, снова встал вопрос, кому надевать шапку Мономаха.

И тут Боярская дума вспомнила о Мстиславских. По их разумению и логике вещей выходило, что именно старшему сыну почившего незадолго до этого в бозе князя Ивана Федоровича - Федору Ивановичу Мстиславскому - непременно сидеть на троне. Однако князь наотрез отказался примерять венценосный головной убор. И даже пригрозил боярам, что, мол, уйдет в монастырь, коли они будут настаивать на своем предложении. А между разговорами, как бы ненароком, намекнул, если уж у думцев возникла проблема с кандидатурой государя, то не вручить ли атрибуты царской власти Василию Шуйскому. Дескать, и молод, и знатного рода старшей ветви суздальских князей - потомков Рюрика. На том и порешили тогда думские бояре. Однако и Шуйский царствовал недолго, ибо вскоре его на троне не без помощи все тех же бояр сменил Лжедмитрий II. Правда, и с очередным самозванцем народ быстро разобрался. И тогда наступили совсем уж смутные времена, «осчастливившие» историю России, так называемой Семибоярщиной, когда управлять государством стали семь знатнейших бояр. Говоря современным языком, де-юре власть принадлежала Боярской думе, а де-факто как раз князю Ф.И. Мстиславскому, который и возглавлял эту, если так можно сказать, думскую фракцию.

В 1610 году на Поклонной горе у села Хвили, уже в то время вотчины рода Мстиславских, решалась участь Москвы и России. Сам Федор Иванович в очередной раз заявил, что царем быть не желает, но и не хотел бы, чтоб государством правил кто-то из «своих» бояр. То ли не верил в силу своих единомышленников, то ли был, как сказали бы сегодня, ярым западником, а может, еще какую думу держал. Так ли это было или иначе, но Мстиславский боярам предложил посадить на царский престол кого-нибудь из заморских династий, имея в виду, прежде всего, польского королевича Владислава. Знатные бояре пошушукались меж собой, прикинули в уме, что и почем, да и дали «добро», памятуя больше о крутом нраве князя. Ну а в подтверждение своего согласия думцы пригласили самого близкого к наследнику польского престола человека - гетмана Жолкевского, который в августе 1610 года подошел с войском к Москве и стал лагерем у Поклонной горы. Сюда же прибыли из Кремля и боярские послы, подтвердившие, что хотели бы видеть «на Москве» королевича. Вот так на Поклонной горе у села Хвили произошла «тихая» сдача столицы иностранцам.

В 1622 году князь Ф.И. Мстиславский приказал всем долго жить, и село Хвили перешло к его сестре - монахине Ирине Мстиславской. Сама Ирина Ивановна, инокиня Вознесенского монастыря, лишь изредка, да и то в основном летом, приезжала в свою вотчину. Хозяйством в Филях управлял приказчик Третьяк Рязанцев, который жил при боярском доме с другими дворовыми людьми: «два конюха да три человека работных мужиков». По сохранившимся описаниям 1627 года Кунцевская вотчина Мстиславских была довольно обширным и богатым владением. Центром ее было как раз село Хвили. Под селом были пруды, а в селе - деревянная церковь Покрова Богородицы с приделом Зачатия св. Анны, которую построили еще в 1619 году. Все иконы, богослужебные книги, свечи, храмовая утварь, колокола на колокольне, церковные пристройки и строения - все это принадлежало Мстиславской. Близ церкви находился боярский двор, в котором размещались хоромы, состоявшие из нескольких горниц с комнатами, разделенными сенями. Рядом с хозяйским домом, вдоль забора, тянулись чередом подсобные строения. Это были поварня, то есть кухня, погреб, ледник, амбары для злаков, сушило, баня, конюшня и сеновал.

После смерти в 1639 году Ирины Ивановны родовая вотчина Мстиславских отошла в дворцовое ведомство из-за отсутствия наследников. Надо сказать, что лесные и болотистые окрестности Филей всегда славились разнообразием дичи, и молодой царствующий тогда Алексей Михайлович частенько наведывался в эти края на охоту. Молодой государь особенно заботился о болотах: он строго-настрого приказал «беречь на них всяких птиц и посторонним людям не ездить и не травить соколами», особенно когда требовалось «править», то есть обучать царских соколов охоте. В июне 1650 года самодержец даже повелевает начальнику царской охоты Афанасию Матюшкину: «...а в Голенищеве приказать приказчику патриархову, чтобы берегли всяких птиц, а про Хвильские и про Хорошовские болота приказать Петруньке Жидовскому, чтобы берег орлаков и никто бы не ездил...».

Когда в 1649 году 20-летний Алексей Михайлович женился на Марии Милославской, у Филей объявился новый владелец - боярин Илья Милославский. Через 20 лет свояк царя умирает, а через год не стало его дочери - Марии Ильиничны. Овдовевший самодержец находит утешение в браке с Натальей Кирилловной Нарышкиной, но по странному стечению обстоятельств Фили переходят не к ее ближайшим сородичам, как это было принято при дворе, а к Ивану Михайловичу Милославскому, близкому другу и родственнику царевны Софьи, сестры царствующего Алексея Михайловича. Лишь в 1685 году после смерти И.М. Милославского фильские земли приобрели «законного» хозяина. В июне 1689 года по указу малолетних царей Ивана и Петра и правительницы Софьи село Фили со всем имуществом - движимым и недвижимым - было отказано в вотчинное, то есть родовое владение боярину Льву Кирилловичу Нарышкину.

Само село Нарышкин получил из Приказа большого Дворца в следующем виде. В нем по-прежнему стояла деревянная церковь Покрова Богородицы, но уже без придела Зачатия св. Анны. Рядом стоял двор попа. Боярского двора уже не было. В селе насчитывалось 17 дворов, а под пашню было отведено 15 десятин. Тут же, отражаясь вороненым цветом, находилось небольшое озеро, называвшееся «черным прудом», в коем водились, как пишут домовые книги, большие караси. Рядом с селом стояла большая роща из липы, березняка и осинника - в общей сложности 75 десятин, - которая тянулась между деревнями Гусарово и Ипской, нынче это территория Филевского парка. За селом числились три деревни: Гусарово с тремя дворами, Ипское тоже с тремя жилыми домами и одним пустым и Мазилово с двенадцатью дворами.

В апреле 1690 года Лев Кириллович прикупает к Филям соседнее село Кунцево и начинает усердно заниматься своим разросшимся хозяйством. И начал с того, что построил новую каменную церковь и стал обустраивать собственный двор. Сразу же после возведения храма Нарышкин распорядился разбить вокруг него парк с разнообразными газонами: овальными, квадратными, четырехлепестковыми, повторяющими очертания самого храма. В парке были устроены каскадные пруды, спускавшиеся к Москва-реке. По названию храма село Фили стало называться Фили-Покровское, а крестьян из примыкавшей к селу деревни Фили Нарышкин перевел ближе к Поклонной горе - на Дорогомиловский тракт. Причина перевода была проста. Лев Кириллович по тем временам средь царских вельмож слыл человеком светским, более того, «европейским», поэтому в гостях у него часто бывали люди именитые, важные персоны заморские. Так вот, чтобы убогие да покошенные крестьянские избы не портили величественный вид усадьбы, велел Нарышкин старую деревню перенести примерно на полтора километра южнее. Так появилась новая деревня со старым названием Фили, в коей на 1704 год числилось 22 двора и 99 холопских душ. Кстати, для расширения своего хозяйства Лев Кириллович строит и новую деревню Мазилово, за которой застолбил место близ большой Звенигородской дороги и в которую перевел крестьян из трех старых деревень: Мазилова, Ипской и Гусарева.

В январе 1705 года Лев Кириллович тихо умирает. Его вотчина к тому времени включала в себя «...село Хвили с церковью, сельцо Кунцево, два двора боярских, при них два двора конюшенных, один двор птичий, две деревни: Хвили на большой Можайской дороге и Мазилово на большой Званигородской дороге, 42 двора крестьянских, людей из них 208 человек, 2 двора поповых, 3 двора дьячковых, 1 двор пономаря...» Все это хозяйство, согласно завещанию Нарышкина-старшего, было распределено между детьми, кои из-за своего малолетства так и не вкусили радости похозяйствовать. До совершеннолетия отпрысков Нарышкина все земли и недвижимость своим указом от 26 мая 1706 года Петр I велел «ведать в Поместном приказе». Лишь в 1732 году братья Нарышкины, наконец, разделили между собой родовые имения. Фили с Кунцевым достались Александру Львовичу.

После Александра Львовича осталось два сына - Александр и Лев, а также дочери Наталья, Мария и Аграфена. Владельцем Филей - к тому времени уже ставшее селом, ибо в нем стояла церковь - стал старший сын Александр, а младшему Льву досталось Кунцево. Александр Александрович Нарышкин умер в 1795 году, не оставив детей, поэтому село Фили по наследству отошло к его младшему брату Льву, а после кончины последнего к его сыновьям - Александру и Дмитрию. Последним владельцем фильских и кунцевских земель значился Эммануил Дмитриевич Нарышкин, правнук Льва Кирилловича.

В основном же жизнь в Филях и Кунцево текла размеренно в патриархальной тишине и благоухании окрестной природы. Год шел за годом, пока не наступил 1812-й и не грянула Отечественная война, которая накрыла своим черным крылом и эти земли. Как известно, именно в Филях в избе крестьянина Фролова на военном совете было принято решение: Москву оставить без генеральной баталии. Именно здесь, выслушав все «за» и «против», Кутузов произнес сакраментальные слова: «С потерей Москвы не потеряна Россия!..» Во время пребывания наполеоновских войск в Москве часть деревни Фили сгорела. В деревне и селе Покровское были расквартированы кавалерийские части корпуса Мюрата. В нижнем помещении церкви Покрова французы устроили конюшню, а в верхней части - мастерскую по ремонту конской упряжи. Было почти полностью уничтожено убранство храма, разбиты окна и изразцовые подоконники - один из вкладов Петра I. Хорошо еще, что драгоценную церковную утварь местный священник успел припрятать.

В 1850 году в храме провели большие восстановительные и реставрационные работы. Крестьян из новой деревни Фили в этом же году вернули на прежнее место, то есть ближе к селу Фили-Покровскому. Однако Эммануил Дмитриевич, обер-камергер двора Его Величества и последний из рода Нарышкиных, оставил на прежнем месте избу крестьянина Фролова или, как любовно окрестил ее народ, «Кутузовскую избу». С возвращением деревни Фили назад ближе к селу Покровскому ушло вместе с ней и слово «Фили». А возвышенное место, где стояла новая деревня, в том числе и изба крестьянина Фролова, стали именовать «Кутузовской горой». Сама деревня вскоре обезлюдела, что можно было, крестьяне при переселении вывезли, осталась лишь фроловская изба. Ее подремонтировали, подлатали, на всякий случай окружили двор земляным валом и рвом, и поселили в ней отставного солдата-инвалида, которому поручили за казенный счет блюсти порядок и охранять бревенчатый памятник. Ну а в память о событиях 1812 года в Покровском храме в Филях с тех пор ежегодно 31 августа по старому стилю совершалось поминовение всех воинов, убиенных в Отечественную войну, служилась Божественная литургия, после которой к «Кутузовской избе» обязательно совершался крестный ход.

Начиная с 60-х годов XIX века, Э.Д. Нарышкин начинает постепенно распродавать земли и недвижимость в Филях, новыми владельцами коих становятся Г. Гурьев, М. Баранов и Ф. Гундарев. Само же имение приобретает П.Г. Шелапутин, известный в то время меценат и благодетель.

В 1870 году через Фили прошла Московско-Брестская железная дорога, а близ села Покровскоего появилась железнодорожная станция. Местные жители стали ездить в Москву на работу, а также на городские рынки продавать излишки урожая. Много горожан стало приезжать и в Фили. Прекрасный ландшафт, живописные берега Москва- реки, удобный подъезд привлекали в Фили и Покровское немало дачников, которым с охотой селяне сдавали на сезон свои дома. По данным 1890 года, в Филях значились усадьбы статского советника Федора Ивановича Постникова, вдовы губернского секретаря Софьи Степановны Померанцевой и московской купчихи Аграфены Гавриловны Трофимовой. Здесь же находилась большая красильно-набивная фабрика купца С. Д. Кузьмичева с 589 рабочими.

В начале 1930-х годов в здешних местах бурно развивается промышленное и жилищное строительство, что позволило в 1935 году включить Фили в границы Москвы.

на главную страницу В раздел «наши соседи» обсудить на форуме

Читайте также:

Видеоархив района Крылатское

Репортажи, кадры из кинофильмов, передачи, события в кадре и многое другое…

Иконка видео Видео района Крылатское
Видео Наложение

Репортажи

Лобовое столкновение на Крылатской улице

Выбор читателей

Крылатское.ру

16+

Информационно-развлекательный портал Крылатское.ру

При републикации материалов гиперссылка обязательна.

Все права защищены и охраняются законом.

© 2012 – 2018 Крылатское.ру

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 27.01.2017 за номером ЭЛ №ФС 77-68468

  • Facebook
  • ВКонтакте
  • Twitter
  • Instagram
  • YouTube